Пространство выжженной земли

«Женщина в России как-то совершенно по-иному себя определяет. Она бесконечно переживает. Что-то там постоянно с собой делает. Вот отличная метафора из жизни – если посмотреть инстаграмы всяких известных русских дев – они все либо на шпильках, либо на цыпочках. Чтобы длиннее, тоньше, лучше. И по жизни так – стоят на пальцах, как балерины в позиции. Никогда не расслабляются».


Мода — тема, которая в последние несколько лет стала очень популярна в российском обществе. Рунет заполнен фотографиями стрит-стайла, обзорами трендов и предложениями от стилистов. Следуя за своим интересом, я периодически читаю материалы известных блогеров, пишущих о моде. И замечаю одну общую черту — практически все они что-то запрещают.

Запрещают телесные колготки. Запрещают платья-футляры. Запрещают леопарда и ажурные чулки. Запрещают украшения из полудрагоценных камней… Запрещают кофты и береты... Запрещают, запрещают...

У многих сетевых «гуру стиля» есть свой голос, очень узнаваемый. Он всегда вещает как бы свысока, с апломбом. Читатель сразу чувствует: гуру несет свет истины. Из неких мест цивилизации — в отсталую страну папуасов, обвешанных стразами. Язык гуру обогащен такими понятиями, как «безвкусица» и «провинциальный стиль». Интонации — повелительные: «выбросить», «забыть», «снять немедленно» и «запретить».

Для меня вполне понятен тот факт, что кто-то, выстраивая стиль самопрезентации, использует агрессивные приемы маркетинга. И мне не кажется странным желание самоутвердиться посредством унижения других — в конце концов, это очень человеческая черта.
Однако меня неизменно удивляет тот факт, что десятки читателей припадают к этим источникам в позе смирения. Насколько же силен в российской женщине комплекс неполноценности, раз она готова принимать с благодарностью столь пренебрежительное отношение к своим собственным культурным кодам, сформированным опытом, социумом, окружением?

Фото: Александр Петросян



Признаюсь: я тоже считаю, что у россиянок очень много границ и шор, изобретенных отчасти добровольно, отчасти вследствие сложностей социальной жизни. Русская женщина находится в постоянном стрессе, обусловленном стремлением к самореализации. Это ведь только «там» - в Европах и Америках - дамы сосредоточены на карьере, а в России женское счастье по-прежнему укладывается в формулировку «найти бы мужика хорошего». Весьма часто, вследствие ряда целого ряда причин, обретение второй половины совсем не заменяет женщине необходимость «вкалывать». И все же в России успешной женщиной принято считать ту, что состоялась не только в карьере, но и в семье. Отсюда проистекают все установки, связанные с внешним видом. Женщина, которая выглядит недостаточно презентабельно для того, чтобы быть оцененной мужчиной — не демонстрирует признаки успеха.

Эту установку в российском обществе транслируют по-разному. Юная дева в ночном клубе считает, что выражать свою сексуальность необходимо посредством использования бандажного платья и огромных каблуков. Скромный учитель стремится приукрасить винтажную блузу яркими бусами из поделочных камней. Московская модница ложится под нож хирурга. Выбор зависит от того идеала, который является понятным для конкретной личности и привычным в близкой ей среде. Объединяет столь разных женщин лишь одно — все они хотят быть идеальными.

Советую зайти на любой сайт или форум, посвященный моде и почитать, как женщины обсуждают друг друга. Маникюр, стрижка и укладка, даже состояние вещей — все подвергается тщательному анализу. Я своими глазами видела, как на одном ресурсе дама вычислила по расплывчатым фото «катышки» на чужой одежде.

Все это — признаки своеобразного невроза, который поразил общество. Здесь каждой непременно нужно соответствовать стандартам и идеалам — причем не только собственным, но и чужим! Женщина ОБЯЗАНА быть не только профессионалом, матерью и женой, но и писаной красавицей. Обязана коллегам — чтобы не оскорблять их нормы и вкус. Обязана детям — чтобы видели правильный пример. Обязана мужчине — чтобы выбрал и был рядом, а не променял на другую.

Именно отсюда, из этих стереотипов проистекает выбор того внешнего образа, который близок большинству россиянок. Чтобы нравится мужчинам и соответствовать успешному статусу (будущей или настоящей жены, матери), дама должна проявлять свою ЖЕНСТВЕННОСТЬ, привычные черты которой таковы: демонстрация форм, подчеркнутый силуэт, юбки и платья, высокий каблук. Личный вкус, сформированный примером родных, окружением и степенью эстетического образования, диктует степень откровенности или сдержанности этого облика.

Многие россиянки поколениями живут этим идеалом, и вдруг сегодня — устами модных гуру — узнают, что все это, оказывается, «не в моде». Что «секс больше не продает», и юбка с каблучками (а не кроссовками) сегодня выглядит вульгарно. Узнают — и с радостью добавляют еще одну фобию в формулу своего невроза. Теперь их НЕИДЕАЛЬНОСТЬ может выражаться в отсталости от моды!

Нет, платья и юбки с каблуками пока не запретили!
Их носят не только в России, но и в США, и в Европе.
Просто сегодня это не единственный способ выразить свою женственность.

Фото: Вита Ковалева, Blair Eadie, Miss Pandora

В среду, наэлектризованную атмосферой постоянной конкуренции, попадает искра, и начинается пожар: ритуальное сожжение телесных колготок, изучение советов экспертов и стилистов, следование — в меру собственных представлений о соответствиях — модным трендам. Ну, и поиск «катышков» на чужой одежде — в качестве терапии.

Тема моды из благодатного оазиса творчества превращается в выжженную землю, где стоят верстовые столбы запретов и ограничений. По этой земле рядовой потребитель моды бежит за локомотивом трендов, подгоняемый чувством собственной неполноценности («колхоз!» «совок!», «провинция!) и кнутом блогеров и стилистов («сними!», «купи!»).

Как-то забывается простая мысль о том, что не люди — для моды, а мода — для людей. Разных, непохожих, самобытных...

Разные люди одного города.
Фото: Собака.руАлександр Петросян

Большинство из тех принципов, которые так стремятся донести до нас категоричные гуру стиля, сформированы именно с этой позиции — с позиции свободы. Свободы от правил гендерного самовыражения (на страницах глянца сегодня можно увидеть мужчину с макияжем, а женщину — в трусах боксера), от требований классической эстетики (да, в моде деконструкция), от рамок возраста (на подиум выходят возрастные модели).

Так стоит ли ограждать эту позицию частоколом унизительных клеймо и ультимативных запретов — чаще всего субьективных? Возможно, это кого-то чему-то учит. Но в еще большей мере способствует накоплению социального напряжения, которое и так огромно.

С моей точки зрения, условное «бандажное платье» следует не запрещать в списках «маст-хейт», а объяснять, почему с позиции современной моды оно устарело. Возможно, тогда пропасть между модой, которая рождается и развивается «там», и модой, которая живет «здесь», сократится.

Однако об этом — в следующей статье.



Текст: © Marina Pavlova  2017





Популярные сообщения